Статья

О самоизоляции, коронавирусе и замечательных открытиях

Еще неделю назад на кухне у нас был мозговой штурм по одному из проектов.
Кухня – идеальное место для мозгового штурма: всегда рождается больше идей, свободнее думается. Кухня – это выход за рамки. И я готова была бы продолжать оду кухням…

Но вот, спустя всего неделю она стала местом работы.

Всего неделя, а сколько изменений произошло в жизни каждого из нас.
Формально все осталось, как есть: у нас та же работа, те же задачи, даже коллеги те же. Но каждая встреча с новым человеком начинается с вопросов: «Ты как? Адаптировался к удаленке?».
Такой новый формат small talk - вместо разговоров о погоде.

Конечно же, у всех все нормально: организовал рабочее место, больше делаю, остается время на свои дела. Но есть и другая часть, которая не видна сразу.
Не хватает коллег или не можешь остановиться, потому что кажется, что сделал недостаточно. Еще дети отвлекали. И, вроде, просидел весь день за работой, но ощущение, что мог бы работать лучше. Поэтому решил доделать все, а в итоге закончил уже ночью.

Что же с нами происходит?

Почему столь желанный для многих формат вызывает у нас столько вопросов и тревожности?
Что делать, чтобы действительно не потерять продуктивность, работая на удаленке?

Давайте разбираться.
О самоизоляции, коронавирусе и замечательных открытиях

Наталья Стукало

бизнес-тренер Тинькофф, психолог, психотерапевт

ЛЮБЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВЫЗЫВАЮТ ТРЕВОГУ – ЭТО НОРМАЛЬНО

Даже самые позитивные.
Вспомните, как вы пережили свадьбу, рождение ребенка, поступление в институт и его окончание, покупку новой машины и огромное множество приятных изменений.
После каждого из этих событий Ваша жизнь менялась в большей или меньшей степени, а организму приходилось искать способы адаптироваться.

«Любые изменения вызывают стресс – совокупность неспецифических реакций организма на воздействие различных факторов. С точки зрения стрессовой реакции не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или в адаптации.»

Ганс Селье
Ганс Селье
"Стресс жизни"
Г.Селье выделяет 3 стадии общего адаптационного (стрессового) синдрома:
- Реакция тревоги (мобилизация адаптационных возможностей — возможности эти ограничены)
- Стадия сопротивляемости
- Стадия истощения

На первой стадии организм вырабатывает сразу несколько очень важных гормонов: адреналин, норадреналин и кортизол. Они необходимы, чтобы человек продолжал функционировать в некомфортных и непривычных для него условиях.
Адреналин и норадреналин вырабатываются первыми.
При этом адреналин считается гормоном страха, норадреналин – ярости, вместе они включают функцию «бей или беги».

Эти гормоны позволяют человеку быстро сориентироваться в новой ситуации.
Они повышают уровень глюкозы, и в условиях разового стресса их действие длится не более пяти минут, затем он спадает и возвращается в нормальное состояние.
Кортизол – гормон стресса, он мобилизует все силы организма и позволяет справляться с длительным стрессом. Так протекает вторая стадия.

При этом кортизол блокирует выработку инсулина – единственного вещества, способного снизить уровень глюкозы.
При длительном воздействии стрессовых факторов гормоны продолжают вырабатываться, выработка глюкозы не блокируется, а из-за этого организм начинает истощаться. Это и есть третья стадия стрессового синдрома.

КАКИЕ ВЫВОДЫ?

Важно понимать, что мы будем испытывать некоторый стресс в процессе адаптации до того момента, пока не совершим все привычные рабочие действия хотя бы по одному разу в новом формате: первый созвон с коллегами, первая встреча с заказчиком, первый завершенный проект т.п.

Это нормально.
В это время мыслительные процессы могут быть не такими резвыми, как мы привыкли, потому что некоторое количество ресурсов организма уходит на адаптацию.

При этом очень важно создать для организма максимально привычные условия:
- сохранить привычный режим дня;
- реализовать в онлайне «офисные» расслабляющие активности: кофе с коллегами, совместный обед, короткие разговорчики на любимые темы;
- организовать рабочее место так, чтобы оно было максимально комфортным;
- если появляется необходимость переключиться на домашние дела, оценивать их с позиции «а стал бы я это делать, если бы был в офисе?». Быстро станет ясно: двухминутный разговор с родственниками – да, а получасовая душевная беседа – скорее нет, отложим на «после работы».

Такой подход позволит не испытывать в конце дня чувство вины за то, что «я недостаточно потрудился и много отвлекался», а значит можно будет с чистой совестью заняться вечером своими делами, а не сидеть за работой до ночи.

О НАУЧНОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ПОЛЬЗЕ САМОИЗОЛЯЦИИ

Понимание, что происходящее вокруг нас – не единичный случай в истории, а лишь один из ее типовых сценариев, позволяет свободнее искать перспективы и возможности в нашем новом опыте.
Так в 1665 году из-за вспышки чумы Исаак Ньютон, только что окончивший курс в Тринити-колледже Кембриджского университета, был вынужден вернуться домой к матери, где поставил несколько экспериментов и сделал важные теоретические обобщения. Этот период вынужденной самоизоляции биографы Ньютона назовут «годами чудес».
Тогда Ньютон оказался на пороге великой революции в человеческом мышлении, которую позже назовут его именем.

«В те дни я был в расцвете изобретательского возраста и уделял математике и философии больше умственного внимания, нежели когда-либо после»

П. Акройд. «Исаак Ньютон. Биография».
П. Акройд. «Исаак Ньютон. Биография».
Forbes Life
Из-за холерного карантина в Москве в 1830 году Александр Пушкин был вынужден три месяца просидеть в семейном поместье в селе Болдино. «Болдинская осень» стала наиболее продуктивным периодом в его творчестве — поэт завершил работу над «Евгением Онегиным», «Повестями Белкина» и «Маленькими трагедиями».

А что за время самоизоляции успеешь сделать ты?